Рынок Reading Terminal

 

Иногда моя бабушка ходила на базар побыть среди людей и потолкаться. Я думаю про неё когда иду за продуктами или съесть уже приготовленное.

 

Достопримечательность рынка — амиши. Обычно, если вам хочется подсмотреть в их жизнь, вы едете к ним сами сквозь деревенскую Пенсильванию. Воркуг пля да коровы, на трассе пикапы да вэны, и тут тебя обгоняет чудаковатая двуколка, а лошадьми правит колоритный мужчина в шляпе. Амиши, последователи религиозного учения Якоба Аммана, появились в Швейцарии, в самом конце семнацатого века. Они верят в необходимость остерегаться мирских утех и грехов. В их домах нету электричества и телефона, зато они хорошо и много работают руками.

 

Поскольку их религия не запрещает выгоды, в Филадельфии они с упехом продают свои изделия.

 

Сперва нужно разобраться где самая длинная очередь: сегодня стоят за тайской лапшой и фалафелем. Другая подсказка отыскать, где обедает полиция, их видно издалека, копы занимают столов шесть-десять кряду, не пропустите.


Желудок командует — фалафель, свежий, туго завёрнутый в хлебную лепешку, чтобы когда  кусаешь — брызгается соком. Занимаю место в очереди.

Миша готовит и продает фалафель, пахлаву и другие вкусные вещи на рынке тридцать восемь лет. На старом кассовом аппарате (сделан из пластика и звенит, когда выдвигаешь ящик с деньгами) приклеены цветные фотографии: дешевые мятые снимки  с изображениями его самого и жены; в молодости и постарше. Ниже подклеели вырезку из газеты Philadelphia Inquirer с фрагментом интервью про лавку.

Я люблю здесь брать  кусочек пахлавы под кофе.

Сегодня Миша сидел рядом со мной и молчал. Большое дело уметь помолчать за столом. Такая роскошь доступна прежде всего тем, за кого говорит их труд или дело.
 
На память приходит киевский дядя Юра. Он много лет продавал мороженое возле магазина «Техническая книга», где  докупали недостающие в университете ДСТУ или справочники и тоже говорил немного.

Теперь к мяснику. Мясо продаёт семья из девяти человек; каждый отвечает за что-то определённое: развеску, деньги, выдачу чека. Работают сообща, слаженно, как если бы играла музыка.

Рыбу берут у Джонни. Здесь кроме разного вкусного продают за полтора доллара остатки вроде головы или ошметков филе, но из них можно сварить полноценную уху.

 

Торговцы считают, что кулинар из меня слабый и мне нравится полагаться на их советы. Сегодня мужчина, который раскладывает овощи в лотки, уделил время и рассказал какой картофель годен для жаркого.

 

Привет, меня зовут Ирина Глик.

Я работаю диджитал архивариусом в Филадельфии. Моя профессия позволяет прикасаться к искусству буквально: трогаю и фотографирую раритеты из коллекций культурных учреждений. И ещё я печатаю фотографии под солнцем, они называются цианотипии.

Leave a Comment