Про дедушку

Хочу вам немного рассказать о нём.
 
У дедушки была глянцевая лысина, глаза и любовь. Из-за лысины некоторое время я думала, что мой дедушка – Горбачёв. Его очень-очень любили, а он очень-очень любил жить: тренировал учеников спорту, гладил деревья, растил огород, удил рыбу и любил посидеть рядом с друзьями.
 
Это он научил меня плавать.
 
И не только меня! Каждый июнь на берегу Десны в селе Рудня на куске когда-то намытого баржей песка собирался «лягушатник» из местных детей. Мы «скользили», лежали «звездочкой», ныряли и держались на воде. Мне конечно влетит от мамы, но мы с дедом переплывали Десну.
 
Когда он вышел на пенсию совсем, стал рисовать.
 
Мне было немного лет и я очень удивлялась – такой взрослый дедушка и учится чему-то чего не умеет. Сумел. В нашей квартире на Большой Васильковской всё пахло маслом, скипидаром и красками. А теперь на память есть несколько картин. Дед любил писать берег Десны, ту часть которую в селе зовут «кручей», там гнёзда птиц, глубокая вода и и сильное течение.
 
Родом из Эстонии, в его речи всегда был легкий акцент и ещё он весгда любил наряжаться. Свежая рубашка, бритые щеки, в хорошем настроении – напевал. Звали его необыкновенно – Пармастэ Лео Рихардович. А когда переехал в Украину, из любви к женщине, моей бабушке, представлялся  — Лэвко Романович! Про бабушку говорил «моя дорогая» и ни у кого больше такой нежности не слышала.
 
Это очень немного – то, что я записала, и, слава Богу, ещё живут люди, которых он обаял. Мне хочется выложить на бумагу то счастье, которым он одарил всю семью и которое до сих пор греет нас.
 
***
 
Рудня — это деревня, в которой мы проводили лето. Дом-мазанка на последней улице, яблочный (звучит вкуснее) сад, малина у забора.  Впереди — поле, за полем — лес и речка Десна.
 
Там ребенком я примеряла на себя личину юного  Джеральда Даррелла и занималась исследованиями. Какая на вкус ягода рябины летом? Что будет, если прыгнуть со стога сена? Как туда забраться, а как выбраться?
 
В общем, не скучала.
 
Однажды в хлеву нашей соседки бабушки Гали родились козлята.
 
Она пригласила посмотреть на них, потрогать. Обрадовавшись предложению, ваша непокорная поскакала домой, дедушка во дворе моет в посуду, стоит возле рукомойника, как я сейчас вспоминаю, спиной ко мне. Говорю «Деда, деда, пойду козлят смотреть» и побежала в гости.
  
А дедушка был глуховат, поэтому это история о том, как он меня потерял и как нам всем влетело от бабушки.
  
Но душа моя вопит: Я ЖЕ ОТПРАШИВАЛАСЬ.
 
 
 

Привет, меня зовут Ирина Глик.

Я работаю диджитал архивариусом в Филадельфии. Моя профессия позволяет прикасаться к искусству буквально: трогаю и фотографирую раритеты из коллекций культурных учреждений. И ещё я печатаю фотографии под солнцем, они называются цианотипии.

Leave a Comment